Действительно ли Бог превыше времени?

 

В одном из главных направлений эллинистической (греческой) философии, изменение считалось несовершенством. Эта идея была принята многими ранними отцами Церкви и в конечном итоге она почти стала как догма Церкви. Таким образом, предполагалось, что, поскольку Бог совершенен, Он должен быть превыше всех изменений. Мало того, что Его характер и Его суть должны быть неизменны, но даже Его восприятие мира неизменно. Это известно как «неизменность Бога». Поскольку время является измерением изменений, предполагалось, что Бог должен быть «превыше времени». Таким образом, классическое богословие исторически утверждало, что для Бога всё время как одно вечное мгновение. Для Бога всё вечно одновременно. Мне кажется, что это представление имеет серьезные проблемы.

Для начала, если мы поймем, что центром всех наших размышлений о Боге должен быть Иисус, который один является совершенным откровением самой сути Бога (Евр.1: 3), тогда неясно, как кто-то может прийти к заключению, что Бог вне времени. Иисус – Бог, воплощенный во времени. Он – Слово, которое стало плотью во времени. Утверждать, что Бог действительно «превыше», – это просто отрицать, что Иисус является высшим откровением Бога. На самом деле, утверждать, что Бог действительно «превыше» времени, это позволить эллинистической философии быть окончательным откровением Бога в этом вопросе.

Не только это, но и вневременное представление о Боге трудно примирить с общим библейским откровением о том, что Бог действует во времени. Как мы должны понимать действие, происходящее во времени, если нет времени «до» действия и времени «после» действия? Действие требует последовательности.

Библия, например, говорит: «Слово стало плотью» (Ин. 1:14). Это было действием, которое предпринял Бог. Но говорить, что Слово стало плотью, значит подразумевать, что Слово не всегда было плотью. До того, как Иисус появился на сцене, Слово было не плотью. Я бы сказал, что та же логика применима к каждому глаголу, который употребляется для описания Бога в Библии. Говорить, что Бог послал потоп, подразумевает, что было время, прежде чем Он послал потоп, и было время после того, как Он послал потоп.

Бог не вечно посылает потоп. Так же Бог не вечно воплощается в мире.

Всё повествование в Библии соткано вокруг глаголов, применяемых к Богу, и каждый из них предполагает, что Бог ощущает «до» и «после».

Проблема безвременности усугубляется, если мы признаем, что Бог не только действует во времени, но и что Бог действует свободно, а именно – Бог обладает самоопределением. (Я не знаю никаких христианских богословов, которые отрицают, что Бог свободен).

Самоопределяющаяся свобода влечет за собой последовательность событий, в которых действующее лицо сводит несколько возможных вариантов действий к одному реальному действию. Например, прямо сейчас я думаю, хочу ли я съесть вегетарианскую пиццу, салат или вегетарианский гамбургер на обед. Если я действительно свободен по отношению к этим вариантам, то в конечном итоге всё зависит от меня, какой из этих вариантов пищи в действительности окажется у меня на столе. Таковыми являются все свободные действия. Личность, которая обладает свободой, сначала сталкивается с возможностями А, Б и В, а затем выбирает возможность реализовать, скажем, возможность В. Без последовательности перехода от нескольких возможностей к одной действительности, совсем не ясно, как можно сказать, что личность сама что-то определяет.

Но это значит, что, если Бог участвует во всех свободных действиях, Его переживание действительности должно быть последовательным.

Тоже самое можно выразить и с другой стороны – если Бог ощущает всю историю как «вечное сейчас», как заявляет классическое представление, тогда нет реальной («онтологической») возможности чему-либо в истории быть иным, чем это на самом деле есть с точки зрения Бога. Каждый факт вечно решен. Таким образом, у Бога не может быть никаких возможных вариантов действий, которые свободно могут трансформироваться в реальное действие. Итак, если мы хотим сказать, что Бог свободен, тогда мы должны отвергнуть утверждение, что Бог ощущает всю историю как «вечное сейчас».

Проблема с безвременностью усугубляется еще дальше, если мы утверждаем, что Бог не только действует свободно, но и что Бог взаимодействует с творением во времени. Взаимодействие подразумевает, что две или более личности взаимно влияют друг на друга и реагируют друг на друга. Но как Бог может реагировать на нас, если у Бога нет «до» и «после»?

Итак, возвращаясь к предыдущему примеру, Библия изображает Бога, который посылает потоп в ответ на человеческий грех. Бог сожалел о том, что создал людей (Бытие 6: 6), поэтому Он решил начать весь этот проект с человечеством заново. Но это предполагает, что Бог сначала увидел людей, павших в неисправимый грех, затем отреагировал сожалением, и после этого послал потоп.

Помимо всего этого, мне кажется, что эллинистическое предположение о том, что все изменения подразумевают несовершенство, с самого начала было ошибочным. Хотя изменение, которое подразумевает улучшение или распад, безусловно, означает несовершенство, не все изменения происходят по этой причине. Идеальное существо может изменяться в ответ на меняющиеся обстоятельства просто потому, что такие изменения целесообразны, а не как способ улучшения или ухудшения.

Рассмотрим пример. Столкнувшись с трагедией, идеальный человек позволил бы этим обстоятельствам повлиять на себя и отреагировал бы на них, изменив своё счастливое положение. Если он откажется или не может измениться в ответ на меняющиеся обстоятельства, это значило бы, что он не совершенен. Поскольку Бог является совершенной личностью, и поскольку люди всегда меняются, мы должны воспринимать Бога как самое совершенное меняющееся существо. Его характер, конечно, никогда не меняется, потому что Он всегда совершенен. Но именно потому, что Его характер неизменен и является чистой любовью, Его восприятие мира всегда меняется.

Поэтому я не вижу оснований принимать классическое предположение о том, что Бог превыше всех изменений и, следовательно, превыше времени.

Учитывая всё вышесказанное, необходимо сделать важную оговорку. Аристотель был прав, утверждая, что то, что мы называем «временем», является просто измерением изменений. И Бог, очевидно, не может быть подвергнут нашим измерениям. Как говорит Писание, один день для Бога – для нас как тысяча лет. Таким образом, то, как Бог ощущает последовательность, радикально отличается от того, как это делаем мы. В этом смысле можно утверждать, что Бог «превыше времени». Но это вовсе не означает, что Бог превыше последовательности. Как показывает Воплощение и всё библейское повествование, в восприятии Бога есть «до» и «после». Он был бы менее совершенным, если бы это было не так.

Просто Он не носит часы.

———————————————-
Английский оригинал тут.

Tags :